Авторка – Анна Баграмова
Иллюстрация – Юлия Секушина
Волшебные узоры Имли
В подземном городе гномов вечерело. То есть, конечно, солнца было не видать за мощным каменным сводом, но по тому, как работники и работницы прекратили сновать туда-сюда и стали поочерёдно доставать бутерброды с пещерным сыром, наблюдателю стало бы понятно, что рабочий день подходит к концу. Имли тоже закончила свою смену в кузнице, где она помогала старому Оину, мастеру волшебных мечей и самому уважаемому из всех гномов, с кем была знакома Имли.

Впрочем, может, раньше Оин и был велик, но теперь его глаза сильно ослепли, а руки дрожали так, что он частенько портил почти готовые мечи неточным ударом молота. Только вот Оин был слишком горд, чтобы это признать, поэтому всю работу за него выполняла Имли, а Оин продолжал как ни в чем не бывало ставить на мечах свою волшебную печать, по которой его творения узнавали не только в городе гномов, но и на земной поверхности. Бывалые путешественники говорили: если у противника меч Оина, то не стоит надеяться, что он сломается под сильным ударом. Нет, мечи Оина за то и ценились, что никогда не подводили хозяев в бою.

Имли сидела у едва тлеющего костра и задумчиво поглаживала свои усы. Усы у нее были длинные и красивые, и другие гномицы частенько ей по-доброму завидовали. Вот и сейчас проходившая мимо Фурга не удержалась и сказала:

− Эх, Имли, ну и усы у тебя! Будь у меня такие, я бы уже была невестой короля!

По правде говоря, приземистой Фурге вовсе не были нужны усы, как у Имли, чтобы быть красавицей: ее собственная борода была заплетена в замысловатые косички с разноцветными лентами. Фурга остановилась у костра Имли и засунула руки в глубокие карманы своего рабочего платья.

− И как ты еще не подпалила их в кузнице-то? – не унималась она.

Имли усмехнулась, но тут же снова погрустнела: день выдался тяжелый. Фурга присела рядом с ней и стала рыться в сумке на поясе.

− Держи, − сказала она, протягивая Имли половину бутерброда. – Вот, поешь вместе со мной. Проголодалась, наверно.

− Спасибо. А у меня осталось вино, будешь?

Имли и Фурга принялись жевать бутерброды, глядя на угли.

− Странная ты, Имли, − вдруг сказала ей Фурга. – Почему ты работаешь на этого старика в кузнице? Пошла бы с нами в мастерицы. Все-таки отливать пуговицы проще, чем ковать мечи.

− Нет, это не мое. Но если бы только у меня была своя кузница… − мечтательно вздохнула Имли.

− Но ведь ты и так работаешь в кузнице, − не поняла Фурга.

− Так-то оно так. Но все думают, что мечи куёт Оин, а я так, на побегушках. Я хочу свою кузницу. И чтобы печать была моя.

Имли замолчала. Ей было грустно думать о том, что её не ценят по заслугам, но говорить об этом оказалось ещё грустнее.

− И что бы ты ковала? Мечи? – спросила Фурга, вороша угли в костре длинной палкой.

− Нет, − Имли уверенно покачала головой. −Не хочу. Мы и так слишком много воюем. Ковала бы что-нибудь полезное.

Фурга отвлеклась от углей и удивленно уставилась на Имли, а потом звонко рассмеялась.

− Ну у тебя и мечты, − сказала она, поднимаясь на ноги. – Но обещаю: если ты откроешь свою кузницу, я куплю у тебя что-нибудь. В знак нашей дружбы.

Имли улыбнулась, глядя на удаляющуюся Фурги.

− Теперь точно придется открывать кузницу! − крикнула она ей вдогонку.

Фурга не услышала – она уже разговаривала с Соллином, старшим сыном сыродела подземного города, и по тому, как она улыбалась, сразу было понятно, что ни на какого короля она его не променяет.
**

Следующим утром Имли встала рано. Ее переполняла энергия; казалось, что сегодня обязательно произойдет что-то необыкновенное. Она с удовольствием потянулась, и ее руки коснулись потолка крохотной пещеры, служившей ей спальней. Тут практически ничего не было: только соломенная лежанка в углу да дневная одежда Имли, сваленная в кучу на камне. Правда, было еще кое-что, гораздо более ценное, чем даже старые огнеупорные сапоги. Имли осторожно приподняла кучу соломы и вытащила небольшую тетрадь. В неё Имли записывала идеи новых заклятий для закалки металла и рисовала узоры, которыми украсила бы свои собственные изделия. Эти узоры, как и волшебные руны эльфов, впечатывали заклинание в сталь, чтобы оно не теряло силы со временем. Своими секретами Имли ни с кем делиться не собиралась, а потому и тетрадь всегда носила с собой.

Кузница располагалась прямо под спальней Имли и старый Оин иногда наведывался в её пещеру без спроса, к примеру, когда у Имли был обед, и делал ей замечания по поводу беспорядка. Ну, а когда Имли наводить порядок, если она весь день куёт за него мечи? Так или иначе, оставлять свою тетрадь без присмотра она не хотела, поэтому убрала ее во внутренний карман рабочей рубахи.

В это время снизу раздался раздраженный голос Оина:

− Имли! Где ты шатаешься? Может, забыла, что сегодня ярмарка? Столько мечей продадим! Давай, за дело!

− Уже иду, - пробурчала Имли, на ходу заплетая в косу усы и бороду.

Она спустилась в главную комнату кузницы и стала разводить огонь в печи.

− Сколько мечей у нас осталось на продажу? – крикнула она Оину, который был в лавке за стеной.

− Двенадцать, − отозвался тот. – Сегодня нужно хотя бы пять выковать, все ведь разберут, черти.

Имли нахмурилась. Опять он требует от нее невыполнимого. Она бросила металлический прут, который собиралась опустить в печь, и вышла в лавку.

− Вы же сами никогда больше двух в день не делали, − заметила она. – А я одна. Может, нам все-таки нанять помощника?

− Еще чего, − Оин упрямо покачал головой, − сама справишься. Давай, за дело, мне еще товар развешивать, не мешай. Позовёшь, когда будет готово.

Целый день Имли потратила на выплавку меча. Наконец, он был готов: сиял холодным светом, как и положено клинку. На рукояти красовался узор: дракон, из пасти которого вырывались языки пламени. Пришло время звать Оина, чтобы он поставил свою печать. Имли погрустнела, это ведь она выковала меч − от и до! Как ей хотелось поставить на него свою собственную печать! Но Имли сдержала порыв: еще рано. У нее пока не было своей кузницы. Гномица вздохнула, сполоснула руки и направилась к лавке. С улицы раздавался шум голосов и музыки. Ярмарка уже шла полным ходом, и Оин продавал мечи один за другим. Вот и сейчас он разговаривал с кем-то.

− Вот, Траир, это один из лучших мечей, − важно проговорил Оин. – Пусть он принесёт вам удачу.

− Спасибо, Оин, − отозвался молодой гном. – Надеюсь, моё имя назовут на арене.

Гномица – спутница покупателя – недовольно поджала губы.

− Тебе бы только драться, Траир. Лучше бы занялся каким-нибудь ремеслом. Вот, хоть бы кирки для нашей шахты выковал.

− Я воин, а не кузнец, − отрезал Траир, восхищенно глядя на свой новый меч.

− А вы, Оин, не хотите для нашей шахты выковать кирки? – гномица обратилась к старику. – Наши вечно ломаются, все работницы жалуются. Ну, или хотя бы опоры для коридоров, это же совсем не сложно, а все отказываются.

− Я кую только для благородных дел, − отказался Оин. − Негоже на кирки и опоры накладывать те же заклятия, что и на мечи.

− Но нам очень нужны прочные опоры, − упрямо продолжила гномица.

Имли остановилась в дверях и встряла в их разговор:

− Оин, пора.

Она знала, что он не любит, когда его прерывают, но печать на меч нужно было ставить сразу после изготовления.

При виде Имли Траир сморщился.

− Что женщина делает в кузнице? – недовольно поинтересовался он.

Оин бросил на Имли гневный взгляд и ответил:

− Не беспокойтесь, она всего лишь отливает рукояти.

Траир удовлетворенно хмыкнул.

− Странно, что не пуговицы. И то было бы лучше, − бросил он и развернулся, чтобы уйти.

− Вот и шел бы отливать пуговицы, если это тебе так по душе, − не осталась в долгу Имли. Траир медленно обернулся, чтобы ответить, но Оин его опередил.

− Да как ты смеешь дерзить покупателю!

Имли гордо вскинула голову.

− Будет знать, как оскорблять мастеров, − отчетливо произнесла она. К лицу Оина прилила кровь, а остатки волос на его почти лысом черепе зашевелились.

− В этой кузнице мастер – я! – рявкнул он. – А ты – ничтожество! Подмастерье!

Имли почувствовала, как заколотилось ее сердце. Это было уже чересчур. Она медленно сняла рабочий фартук и положила его на прилавок.

− Раз так, то сами куйте свои мечи. От меня больше помощи не дождетесь. Прощайте, Оин! − проговорила она и вышла из лавки.

− Я бы вызвал тебя на поединок, чтобы отомстить за честь Оина, − выпалил Траир, который, разумеется, не поверил, что мечи уже давно кует не старый мастер.

Имли обернулась и посмотрела ему прямо в глаза.

− Ну так вызови. Или ты боишься, что тебя победит женщина?

Траир недовольно нахмурился.

− Я бы тебя искромсал на куски, будь ты мужчиной, и никакое правило сломанного меча меня бы не остановило. Надеюсь, сегодня я смогу поразвлечься на арене, пар выпустить.
С этими словами он исчез в толпе, а вот сопровождавшая его гномица задержалась. Она была старше Траира, и одета была совсем не так, как одевалась, к примеру, Фурга. Ее рабочая рубаха была почти такой же, как у самой Имли, а штаны были заправлены в высокие сапоги. Не было сомнений, что она работала в угольной шахте. Гномица подошла к Имли и тихонько спросила:

− А это правда, что ты куёшь мечи для Оина?

Имли неопределенно дернула плечом.

− Есть такое. Только теперь пусть сам разбирается.

− Так и знала, что кто-то выполняет за него работу. Он-то уже ослеп совсем, − закивала гномица. – Кстати, меня зовут Хельга. А тебя?

− Имли.

Хельга собралась было что-то сказать, но тут из толпы вышла молодая гномица и торопливо схватила Хельгу за руку.

− Хельга, вот ты где! Идём скорее, это срочно! – в её голосе звучала паника. Хельга бросила на Имли встревоженный взгляд.

− Мне пора, Имли. Приятно было познакомиться.

− А что случилось? – выпалила Имли.

− Шахта обваливается! Пойдёмте быстрее! – молодая гномица уже срывалась на крик. Хельга коротко кивнула и первой поспешила по людной улице. Имли, не раздумывая, пошла за ней. Они быстро шли мимо продавцов и продавщиц, мимо зазевавшихся покупателей, то и дело сталкиваясь с кем-нибудь. Вот они прошли мимо шатра ковров с поверхности (там даже продавец был человек), а вот – мимо ларька с пуговицами, нанизанными на длинные веревочки. Каждый раз им пытались что-то продать, но Хельга шла быстро, и Имли старалась не потерять её из виду. Внезапно, сразу за прилавком с волшебной посудой, Хельга свернула вправо, и они оказались у входа в пещеру. Из пещеры прямо на дорогу выходили рельсы, а на рельсах стояли тележки с углем. Имли поняла, что это и есть вход в шахту. Вокруг уже собралось несколько десятков гномиц; все они выглядели очень встревоженными. Спутница Хельги остановилась у входа в шахту и неуверенно спросила:

− Хельга, что нам делать-то? Там внизу ещё семеро наших: Ирма, Ланга, Сеника, Фрея…

− Почему они не вышли? – перебила ее Хельга. – Был обвал?

− Да. Но мы не можем копать, там свод и так еле-еле держится. Что делать?

У Имли перехватило дыхание. Она уже слышала об обвалах в шахтах. Старые гномицы рассказывали, что обвал предчувствуешь, но продолжаешь работать; а потом свод шахты дает слабину, и оказываешься отрезанной от выхода. Если повезет – откопают. А если нет… Об этом старались не говорить.

Имли похолодела от ужаса. Тем временем, Хельга продолжала разговор со спасшимися гномицами.

− Значит, они в южном коридоре? – Хельга нахмурилась. – Да, плохо дело. Там же весь свод трещит. Копать опасно.

− А если свод укрепить? – неуверенно предложила Имли.

Присутствующие удивленно обернулись на нее. Повисло неловкое молчание.

− Это кто? – наконец спросила одна из старших гномиц.

− Я Имли. Работаю в кузнице Оина. То есть… раньше работала, - сбивчиво произнесла Имли. Она вдруг почувствовала себя глупо: эти гномицы ходят в шахты каждый день на протяжении десятилетий! Уж наверняка они подумали о том, чтобы укрепить свод.

И тут заговорила Хельга:

− Скажи, Имли, а ты можешь укрепить те подпорки, которые уже стоят в шахте? Ты же ковала мечи для Оина, а они всем известны своей прочностью.

Имли задумалась. Раньше ей не приходилось чинить подпорки.

− Я никогда такого не делала, − неуверенно ответила она, но все же сделала шаг в сторону шахты.

− Попробуй, Имли. Ты же знаешь нужные заклятия, − настаивала Хельга. – Если ты укрепишь свод, мы сможем очистить коридор. Там семь гномиц за завалами! У нас нет времени раздумывать!

Имли нащупала тетрадь со своими записями и решительно кивнула.

− Покажите мне дорогу, − попросила она.

**

В шахте было темно и странно пахло. Имли щурилась в непривычной мгле, пытаясь оценить масштаб повреждений.

Перед ней был низкий коридор шириной метра полтора, по бокам которого стояли железные подпорки, похожие на узкие колонны. Сверху коридор был укреплен железной сеткой. Некоторые подпорки слегка погнулись под тяжестью свода, а сетка еле-еле сдерживала раздробленный камень. Действительно, копать сейчас было бы самоубийством.

Имли достала тетрадь, но тусклого света волшебного кристалла было недостаточно, чтобы разобрать детали узоров.

− Ну? – нетерпеливо спросила Хельга. – Есть что-нибудь подходящее?

Имли выдохнула и решительно убрала тетрадь обратно за пазуху.

− Нет. Но я и так справлюсь.
И, вооружившись гвоздем, она начала царапать им по ближайшей подпорке.

Имли не знала, получится ли у нее. Она никогда раньше не чинила металл, и уж тем более ей никогда не приходилось рисовать волшебные узоры ржавым гвоздем. Но выбора не было: семь гномиц ждали с той стороны завала, и нужно было их вытаскивать, поэтому Имли упорно твердила про себя слова заклинания. Будь эти подпорки мечами, они бы точно никогда не сломались, столько упорства Имли вложила в эти неровные узоры.

Наконец, на подпорке появился последний завиток волшебного узора. Имли отошла на шаг в ожидании результата. Хельга вопросительно посмотрела на нее, и тут первый завиток узора засветился холодным светом. Лучик света пополз вверх по рисунку, как раскаленный металл, когда его заливают в форму: медленно огибая каждый поворот и заполняя все полости. С каждым новым завитком подпорка выравнивалась сама собой, а сетка на потолке становилась ровнее. И вот последний штрих заполнился светом, а волшебный узор на мгновение засветился ярче и почти погас, оставив после себя только легкое мерцание на обновленном своде.

− Сработало, − облегченно вздохнула Имли и тут же оказалась в объятиях Хельги. Имли увидела, что по ее щекам текли слезы радости.

**

Несколько часов спустя Имли сидела в окружении перемазанных углем, но счастливых гномиц, которых откопали из обвалившегося южного коридора. К счастью, никто из них не пострадал.

− Имли, а ты знаешь, что у нас есть своя кузница? – спросила ее Сеника, одна из спасённых гномиц. – Ты могла бы нам выковать новые подпорки.

− И кирки, − добавила Хельга, протягивая Имли бутерброд.

− С удовольствием, − ответила она и улыбнулась. Что ж, видимо, Фурге придётся купить кирку.

Хотите принять участие?
Если вы хотите придумать сказку или проиллюстрировать уже написанные, вы можете узнать больше на странице для авторок.
Другие наши сказки