Авторка – Настя Пастернак
Иллюстраторка – Дина Абраменко
Про принцессу
В одном далёком-далёком королевстве жила-была принцесса по имени Айлин. Всё было бы, конечно, хорошо, башни там всякие, принц-спаситель и всё такое. Но история эта другая, так как принцесса была не такая, ну, во всяком случае, не такая, как полагалось по каким-то странным принцесьим законам, которые были написаны непонятно кем, непонятно когда и непонятно для чего. По нормальным законам она была обычная девочка: умная, добрая и смелая. По глупым принцесьим законам она была недостаточно хрупкая: любила ездить на лошади, играть с собаками, плавать и есть (да-да, какой ужас! ведь принцессы должны питаться исключительно воздухом). Она также была недостаточно покорная: не соглашалась на всё беспрекословно, спорила и в ответ задавала сложные вопросы (это очень некультурно ставить людей в глупое положение, это сама принцесса должна выглядеть глупенькой, ведь это так очаровательно). А ещё она была не в меру любознательной: ей нравилось исследовать и читать (такой вздор! настоящую принцессу мог интересовать только каталог модной одежды).

У Айлин были прекрасные родители, но им пришлось уплыть в далёкое-предалёкое королевство, и уже много лет они не возвращались, посему перед шестнадцатилетием Айлин канцлер и министры, заправлявшие всем в королевстве, сказали ,что пора искать мужа, который будет хорошим королём. Первый канцлер вызвал принцессу на серьёзный разговор.

— Не будь такой эгоисткой, ты должна думать о своём королевстве. От тебя зависят жизнь и благополучие твоих подданных!

— Я думаю о них, я тоже могу быть хорошей королевой.

— Ну, конечно, но только - при хорошем муже! А ты сможешь собираться с придворными дамами каждый день и обсуждать важные женские дела, например, какие рукава будут в моде в следующем сезоне. Править королевством и заниматься серьёзными вещами может лишь король, — снисходительно сказал канцлер.

— Тогда я буду королём! — упрямо ответила Айлин.

— Какие глупости! Всем известно с незапамятных времён, что женщины не могут делать то, что делают мужчины! Без мужчин все женщины сразу бы вымерли. Ведь они не могут работать в шахте, например, или защитить себя от бандитов.

Канцлер, носивший напудренный парик и кружевные панталоны и просивший слуг каждый день готовить ему ванну с ароматическими маслами, явно знал, о чём говорит, и, естественно, мог сделать всё из вышеперечисленного.

— Но я хочу знать, кто придумал эти правила в незапамятные времена и для чего?

— Какие глупые, типично девичьи вопросы. Правила придумали умные люди, понимающие, о чём говорят, и если не придерживаться этих правил, то миру наступит конец! А ещё ты забыла о драконах. Только смелые рыцари могут победить драконов!

Это был железный аргумент, ведь считалось, что уже много веков драконы терроризировали королевство, и только благодаря доблестным рыцарям в последние годы здесь царил мир. Правда, уже лет сто назад умер последний старец, утверждавший, что его дед видел нападающего дракона, но для любого здравомыслящего человека в королевстве это были непоколебимые скрепы. Ну согласитесь, на то они и скрепы, чтобы их никто не колебал. С этим не поспоришь, и принцессе пришлось согласиться на встречу с рыцарем наидоблестнейшим, наисияющим и бесстрашнейшим (так было записано в его резюме). Возможно, он сам его и написал, но говорит, что нет, а рыцари, как известно, не врут (это тоже скрепы). В общем, встретиться надо было с герцогом Милонским, он был самый ярый борец с драконами. Айлин видела его всего лишь на портрете и там он, действительно, выглядел крайне доблестно (ходили слухи, что поэты и художники, которые посмели не угодить герцогу, попадали в темницу, но это не точно).

Вечером принцесса побежала посоветоваться со своим лучшим другом, шутом в 121 поколении. Его папа был шут и дед его был шут и так далее, ведь при каждом правителе должен быть свой шут, это очень важная профессия. Иногда правитель и сам прекрасно справляется с этой ролью, вот тогда-то шуту очень важно оттенить правителя перед придворными, чтобы они не путали, где шут, а где король (у герцога Милонского, например, было целых 12 шутов). Но даже дорогой друг посоветовал принцессе самой принять такое важное решение, но при этом сказал, что если она хочет услышать саркастический комментарий или колкую шутку, то может всегда обращаться за поддержкой к нему. (Шут был довольно мрачным и пессимистичным, но это, наверное, издержки профессии).

И вот наступил знаменательный день. Айлин облачили в громоздкое, неудобное платье, даже пытались соорудить у неё на голове сложную причёску, но её непослушные волосы не хотели поддаваться.

Герцог не заставил себя долго ждать и впорхнул в тронный зал. Точнее сказать, вкатился (это сразу заметил и шепнул на ушко Айлин шут). Герцогу явно было уже давно за 40, а не 23, как значилось в исторических книгах, он был довольно упитан и упакован в дорогие доспехи, сделанные на заказ. Герцог жеманно поклонился и шепнул на ухо своему советнику:

— Только посмотри на неё, это же просто кошмар. Я так и знал, что с ней что-то не так, ведь ей почти 16, а она не замужем! И вовсе не выглядит хрупкой милой принцессой — такая крупная и противная, да еще зыркает на меня, как будто убить хочет.

Вдруг в лысоватую голову герцогу пришла гениальная идея: принцесса заколдована и ей нужен поцелуй настоящей любви.

Он галантно подкатился к Айлин и попытался поцеловать её прямо в губы. Терпение Айлин иссякло, она ударила его скипетром прямо по макушке (кто никогда не получал символом власти по макушке, не знает, это не только больно, но и довольно обидно) и выскочила из тронного зала. За ней побежал лишь верный Шут, все остальные были в шоке от такого поведения.

— Довольно! Каждому терпению есть предел! Если для защиты от драконов мне надо связать свою жизнь с мерзким герцогом, то я готова разобраться с драконами сама! Даже если существует опасность быть съеденной! — уверенно сказала Принцесса.

— По-моему, останься ты с герцогом, эта опасность всё равно бы существовала, — заметил Шут.

— Я прямо сейчас отправлюсь в поход, только возьму коня, провизию и переоденусь в нормальную одежду.

— Мужскую?

— Почему мужскую?

— Ну, мне кажется, с незапамятных времён, если дева решила идти против системы, она должна переодеться в юношу.

— Меня уже тошнит от этих незапамятных времён и я начинаю подозревать, что наши мудрые предки, были, хм... не такие мудрые, как им казалось.

И они отправились в поход. По дороге принцесса видела женщин, работающих на полях, мельницах и пастбищах вместе с мужчинами (на каменоломню она, конечно, не заходила, так что тут с канцлером спорить не могла, возможно, в каменоломне работали исключительно мужчины в напудренных париках и кружевных панталонах). Но почему-то править и учиться этим женщинам было нельзя.
Путь в страну драконов лежал через лес, в котором жили разбойники. Они обычно делали две вещи — грабили, а потом кутили на эти деньги. В то время, когда они кутили, лес был безопасным для путников и торговцев, но, к сожалению, точного расписания — когда они кутят, а когда грабят — никто не знал, поэтому по лесу следовало продвигаться с опаской и мечом. Так и продвигались наши путники — принцесса с мечом и Шут с кислым выражением лица, так как он считал, что всё плохое, что может случиться, обязательно случится. На этот раз Шут был прав и на дорогу пафосно и брутально выскочили разбойники. Айлин спрятала Шута за спину и достала меч, разбойники, естественно, численно превосходили принцессу и шута (если бы их было меньше, то это был бы разбойник, но разбойники обычно ходят группами, и существует мнение, что на самом деле они довольно трусливы, ведь, чтобы нападать огромной толпой, смелость не нужна, и поэтому она постепенно атрофируется, но это не точно). Все разбойники были волосатыми, вонючими и свирепыми. Откуда-то, из-за их спин вышел Главарь, протолкнувшись через толпу своих амбалов, и неуклюже сел на корточки. Принцесса сразу поняла, что он – главарь, так как не главаря сразу бы убили за такое. Разбойники вообще очень часто прореживали свои ряды и пополняли их новыми волосатыми, вонючими и свирепыми лицами. Лидер разбойников разительно отличался от всех остальных: во- первых, был относительно чист, а во-вторых, довольно тщедушен и не свиреп.

— Давайте нам лошадь и всё ваше имущество, — его голос звучал неуверенно, было непонятно спрашивает он или утверждает.

— Нет, — уверенно сказала принцесса.

— Как нет? — Главарь выглядел немного растерянно

— Я тебе говорил, сначала убиваем, а потом уже задаём вопросы, — громко зашептал ему на ухо соратник

— Слушай, Главарь, давай или драться на мечах или поговорим в сторонке, — сказала принцесса.

Главарь несмело пошёл за принцессой. Судя по тому, что принцесса была намного мускулистее и выше, было понятно, что он выберет второй вариант. Они зашли за высокие деревья и пропали из виду.

— Наш Главарь надерёт твоей принцессе зад. Легко! — сказал один из громил, но судя по голосу, он не был в этом до конца уверен и уверял скорее себя, чем Шута. После долгого ожидания они появились, главарь выглядел довольным, хотя немного заплаканным.

— Я победил в бою! Я забираю свою добычу и ухожу! — важно провозгласил Главарь. Они вскочили на коней (Главарь сел позади принцессы) и быстро умчались.

— Они нас догонят и убьют, — скучно сказал Шут.

— У нас есть небольшая фора, ведь всё, что не касается выпивки и убийств, для них очень сложно, так что у нас есть в запасе минут 30-40, пока они сообразят, что к чему.

— Ну, может, вы и мне расскажете, что к чему? — проворчал Шут. — В то, что ты победил на мечах, слабо верится. Без обид. Не то, чтобы я судил по внешности. Видишь ли, принцесса очень хорошо натренирована. И вообще, ты похож на маленького паучка под дождём.

— Не обращай на него внимание, он вечно не в духе. Расскажешь то, что ты рассказал мне?

— Мой отец — великий разбойник, его отец был разбойник и отец отца тоже и так далее. Все уже рождались огромными, а лет в десять с легкостью выпивали бочку пива и могли проломить головой стену. Моя мать была обычной крестьянкой, и отец отнял меня у неё ещё младенцем. Он надеялся, что со временем я вымахаю таким же, как он и буду ему хорошим приемником. Пиво я не люблю, стены пробивать тоже, зато мне очень нравятся растения, я могу определить абсолютно любое, я прочитал очень много книг. Когда делили добытое у купцов, книги никто не хотел, а я был маленьким и забирал их, делая вид, что это и есть то, что мне надо, так со временем и полюбил читать.

— Добытое это в смысле награбленное? — уточнил Шут

— Ну, папа всегда говорил, что если люди не хотят, чтобы их убивали и грабили, то пусть не ходят по Разбойничьей дороге, — объяснил, покраснев Главарь

— Это единственная дорога из королевства и она всегда была Главной дорогой до того, как твои предки не назвали её Разбойничьей, — едко заметил Шут.

— Я никогда не разделял папиных идей, но ему было не важно, он считал, что я родился Главарём. У меня даже имени нет — Главарь и всё. Отец, возможно, по-своему любил меня, показывая это через тумаки и брань, но я не мог больше терпеть. Тем более, когда он однажды словил меня за книгой, он спросил, не из этих ли я. Я не знаю кто такие эти "эти", но увидев, что в ожидании моего ответа, он занёс надо мной топор, я, конечно, ответил "нет".

— Мы можем звать тебя "Паучок", — съязвил Шут.

— Перестань, — укоризненно сказала Принцесса

— Ничего страшного, лучше Паучок, чем Главарь. От Главаря меня уже тошнит, а если я найду маму, возможно, узнаю, как меня зовут на самом деле.

— Не расстраивайся, когда я одержу победу над драконами и стану королевой, ты сможешь быть учёным или кем сам захочешь и найти свою маму, — пообещала Айлин.
Прошло ещё несколько дней нелёгкого пути. Путешествовали они без провизии, так что делать это надо было быстро, несмотря на усталость, а смотря (с тоской) на быстро заканчивающуюся воду и еду. На вторую неделю их путешествия, они наконец-то выехали в Долину драконов. Паучок вспомнил, что читал в книгах, что драконы любят тёмные и влажные места, а также вспомнил, где искать эти места. Они нашли одно такое место - это была пещера на болотах — и увидели слабенький дымок, а, подойдя ближе, и самого Дракона. По дороге путешественники придумывали тактические планы захвата и хитроумные ловушки, но теперь увидели, что Дракон старый, потёртый и даже беззубый, поэтому смело подошли к нему.

— О-о-о нет, опять? Ну когда вы уже оставите меня в покое? Вы достали меня! И зубов не дам, их у меня и так почти не осталось.

— Я не рыцарь, я Принцесса.

— Ещё лучше... Я не буду тебя похищать и заточать в башню, чтобы какой-то юноша, сломя голову, побежал тебя освобождать, я уже давно этим не занимаюсь!

— Какие глупые стереотипы, я пришла тебя победить сама!

— Зачем? Что плохого я тебе сделал? Что вы вообще все от меня хотите?

— Ты мешаешь мне стать королевой! Из-за тебя мне нельзя править и девочкам нельзя выбирать любимое дело!

— Я? Да я вообще тебя знать не знаю! Я тут доживаю тихо-мирно свою старость, все мы вымерли, а ваши рыцари приходят сюда толпами, пьют, дебоширят, мусорят и воруют мои пожитки, иногда даже пытаются выдернуть зубы на трофеи.

— Это правда? Но рыцари говорят, что если не нападать на вас и не сдерживать силой, вы разрушите наше королевство.

— Кто — мы? Только я и остался, все драконы вымерли. Когда-то мы были агрессивными и злыми, но время грубой физической силы прошло, наступили новые времена. Драконы не смогли с этим смириться и вымерли. Вы, люди, тоже в опасности, но не из-за нас, а из-за своей веры в какие-то стародавние времена и древних предков, которые "знали, что делают". Жил я в те времена и скажу честно: не были они все такими уж мудрыми, а тем, кто были, нередко пытались помешать. У вас уже есть корабли и мельницы, современные технологии, хватит жить прошлым, оставьте прошлое и меня в покое. Хочешь быть королевой — так будь! Нет такого закона — так напиши закон! Будет трудно, но это намного легче, чем притворяться и проживать чужую жизнь.

Принцесса воскликнула:

— Зачем я неделями шла бороться с какими-то драконами, когда настоящие драконы были вокруг меня и не давали мне идти к своей цели? Это мерзкий канцлер, этот дурак Герцог, который хочет отобрать моё королевство, и все эти министры, которые пишут кошмарные законы и не дают девочкам учиться.
— Я тоже не могу больше врать вам и себе, — сказал Шут и сорвал колпак, а из под колпака показались золотистые локоны. — Я — девочка, и не хочу быть шутом, хочу попробовать хоть раз походить в нормальном платье и никого не смешить.

— Ты — девочка? Почему же ты ничего не говорила?

— Не хотела разочаровывать родителей. У нас по мужской линии все Шуты, а тут только я у родителей. Шут — важная профессия при дворе, а девушек-шутов не бывает, вот и приходилось притворяться. У меня, кстати, есть имя, меня зовут Мэрфи, а не Шут. Мне было очень тяжело тебе врать, ты моя лучшая подруга, но я боялась.

— Я понимаю тебя, я тоже боялась быть собой, больше мы не будем бояться. Ты тоже моя лучшая подруга, и я не смогла бы всё это пережить без тебя. Вот увидишь, мы вернёмся домой и всё изменим.

— Ну хорошо, что все разобрались, а теперь уходите отсюда и рыцарей своих забирайте, — ворчливо сказал Дракон.

Айлин вернулась в королевство, уволила всех министром вместе с канцлером, расформировала рыцарей и посоветовала найти занятие пополезней, чем доставать старого доброго дракона. Открыла много школ, куда могли ходить все дети, и девочки, и мальчики. Изгнала разбойников, и дорога опять стала Главной, а не Разбойничьей. В королевстве больше не выдавали девочек замуж против их воли, и люди могли сами выбирать профессию, а не заниматься тем, чем занимались предки. В результате люди стали работать лучше и жить счастливее, а когда девочки смогли развиваться, развиваться начало и всё остальное государство. Паучок нашёл свою мать (его, кстати, по-настоящему звали Альберт), и она вовсе не была простой крестьянкой, а была учёной. Видимо, от неё он и унаследовал любовь к ботанике. Альберт тоже стал придворным учёным и вместе с матерью они сделали много открытий. Для дракона построили пансионат, и он мирно доживал свои дни на полном королевском обеспечении на правах пострадавшего от рыцарского беспредела и даже частенько давал советы, но, в основном, спал и ворчал. Тяжело же быть мудрейшим существом в королевстве! Мэрфи стала главной советницей Айлин, и когда Айлин решила отправиться на поиски родителей, правила вместо неё. А нового шута они не нанимали, а старались вместо этого слушать людей и не принимать дурацких законов.
Хотите принять участие?
Если вы хотите придумать сказку или проиллюстрировать уже написанные, вы можете узнать больше на странице для авторок.
Другие наши сказки