Авторка – Сорока
Иллюстраторка – Александра Ренуар
Ковёр-самолёт
В пустыне у оазиса был небольшой дворец, где жил царский советник и его семья.

В замке был внутренний сад с бассейном и фонтанами, где жили золотые рыбки и стояли клетки с птицами.

В этом саду разрешалось гулять дочерям советника.

Фадила была четвёртой дочерью первой жены советника. Она редко видела отца. Когда отец появлялся неподалёку, она и её сёстры робко затихали.

Отец обычно разговаривал с её двумя братьями. Фадила и её сёстры будто бы мало значили для него. Мама Фадилы, Нура, много спорила с отцом, чтобы девочкам дали образование. Отец и слышать об этом не хотел, но мама настояла, и к сёстрам приходила учительница, учившая их математике, чтению и письму.
С тех пор Фадила очень полюбила стихи.

Жили они с мамой и сёстрами очень богато, но всё в их доме делалось по велению отца. По велению отца просыпались, засыпали, обедали, уезжали и приезжали. Мама изо всех сил пыталась угодить отцу, но он был раздражительным и властным.

Фадила часто радовалась, что он не мешает ей читать. Она уходила в сад, садилась в тени кустов жасмина и читала книги из семейной библиотеки: стихи, книги по астрономии, математике, истории и сказки.

И чем больше она читала, тем больше ей хотелось хотя бы одним глазком посмотреть на мир за стенами их дома: на северные моря; на средиземноморские города; на большие волны на море. И с каждым днём в саду с фонтанами и птицами в клетках её охватывала всё большая тоска.

Фадила думала, что вряд ли сможет выжить вне дворца хотя бы день. Слуги одевали её и готовили для них, семейный врач заботился о здоровье, любые, даже неважные, решения принимались отцом. Она хотела сбежать из дворца, но знала, что долго сама в пустыне не проживёт.

Сёстры росли, и старшая сестра Фадилы, Адиля, почти стала девушкой на выданье. Отец решил отдать её замуж за богатого торговца. Торговец был стариком, и Адиля должна была стать его четвёртой женой. Мама пыталась отговорить отца, но тщетно.

Как-то раз в дом приехали гости, несколько мужчин что-то обсуждали в кабинете папы за кофе. Фадила спряталась у окна в саду и подслушала, что они говорят.

Отец обсуждал с этими мужчинами её свадьбу. Он хотел отдать её замуж за принца. Принц, как и муж Адили, был глубоким стариком, и Фадила знала, что он человек необразованный и жестокий. Отец говорил, что отдаст Фадилу замуж за принца за некоторую драгоценную вещь, которую мужчины не упоминали, и они договорились передать ему эту вещь незадолго до свадьбы.

Она подумала, что ей лучше утопиться, и пошла к пруду, но заглянула его и увидела, что там отражается небо. И тогда она подумала: если я так долго читала, если я так долго мечтала о мире снаружи, надо постараться сбежать.

До свадьбы оставался месяц. Мама смотрела на Фадилу с грустью.

Как-то раз она увидела, как слуги осторожно несут в дом большой сундук, окованный железом. Отец проследил, чтобы сундук поставили в его кабинете, и спрятал ключ в кувшин, стоящий на полке. Больше ничего узнать не удалось.

Ночью она прокралась в кабинет отца, достала ключ из кувшина и открыла сундук. Но там лежал только старый пыльный ковёр. Она хотела закрыть сундук, но внезапно ковёр пошевелился.

– Зачем отцу старый ковёр? – подумала Фадила. И тут она вспомнила, как в одной из старых сказок читала про ковры-самолёты. – Не может быть, – подумала она.

И тут услышала шаги. Отец шёл в кабинет, совсем близко.

Она схватила ковёр самолёт, подкралась к окну и выпрыгнула наружу, постелила ковёр, прыгнула на него и попросила: "Унеси меня из дворца!"

И ковёр взлетел.

Она успела увидеть в окне лицо отца.

Ковёр-самолёт летел над пустыней. Фадила впервые видела пустыню так близко – ей никогда не разрешалось покидать дворец. Она ощущала головокружение. Было легко, и радостно, и очень страшно. Она крепко держалась пальцами за край ковра-самолёта, чтобы не упасть. Потом она попросила ковёр: - Лети медленно, пожалуйста? - перевернулась на спину и стала смотреть на звёзды над головой, и огромную луну.

А потом она заснула.

Её разбудило солнце. Она подумала: вот я одна в пустыне, на свободе. Что же мне теперь делать? Куда пойти?

- Лети к безлюдному оазису, - попросила она ковёр.

В оазисе росли финиковые пальмы. Она собрала с ковра-самолёта финики и завернула их в своё покрывало. Теперь у неё был завтрак. Потом она спустилась к озеру и купалась, купалась, будто впервые в жизни. Вокруг был мир, которого она никогда раньше не видела – и никого.

Потом, накупавшись, она попросила ковёр: - Полетим к морю! - и они полетели к морю. Фадила думала, что море похоже на большую синюю пустыню, как на картинках. Но когда они прилетели, оказалось, что море пахнет. На море ветер, и море шумит и пахнет, как живое.

Фадила провела на берегу моря целый день. Она распустила волосы и подставляла лицо ветру, смотрела на волны, смотрела на синеву, ела собранные в оазисе финики. Потом наступил вечер, и взошла луна.

Тогда она посмотрела на неё и подумала о матери. Подумала о том, как мать старалась дать ей образование, как она уговаривала отца. Как её научили читать, чтобы она смогла прочитать книги про море.

И тогда ей представилось, как тосковала её мама. Как ей хотелось дать своим дочерям хотя бы немного свободы, хотя бы рассказать им о той свободе, которой она никогда не видела сама.

И Фадила решила обязательно спасти мать.

Но лететь к дворцу обратно было опасно, кроме того, она и сама не решила, где жить, как жить и что делать. Можно было ненадолго остаться у оазиса. Но нужно было безопасное укрытие.

И тогда она решила попросить ковёр:

- Ковёр-ковёр, отнеси меня пожалуйста туда, где я буду в безопасности!

Ковёр поднялся и полетел над морем. Он летел, пока не появился небольшой остров в море. На острове были развалины древнего храма. Вокруг было море, пальмы, на острове не было никого – ни людей, ни крупных зверей. Только чайки гнездились в скалах.

Она нашла в развалинах комнату поуютнее, легла на ковёр и уснула.

Проснувшись, она осмотрелась и поняла, что нужно приготовить дом к приезду матери. Не было даже одеяла. Но негде было взять вещи. Зато они могли быть там, где она должна была вскоре быть – у принца, за которого её хотели выдать замуж.

Она забралась на ковёр-самолёт и попросила его: - Отнеси меня ночью тихонько к дому принца!

И ковёр полетел.

Она увидела роскошный замок в пустыне. Его охраняли стражники. - Как же мне пробраться туда, - подумала Фадила.

Она решила подождать, пока не выдастся безлунная ночь, и попросить ковёр-самолёт отнести её к верхней башне.

Так она и сделала: вернулась через девять ночей, когда ночь была безлунной, и бесшумно приземлилась у окна верхней башни. У окна охраны не было: нападения с воздуха никто не ждал.

Она полетела на ковре вниз по винтовой лестнице. Скоро она достигла роскошных покоев, где никто не жил – и поняла, что покои предназначались ей. Она собрала всё, что смогла – тюфяки, подушки, убранство – на ковёр и хотела тихо полететь обратно, но тут в комнату кто-то вошёл. Фадила обмерла от ужаса. Это была другая девушка, и она собиралась звать на помощь.

Фадила подлетела к ней, схватила её за руку и стала шептать ей на ухо: - Милая, не зови, пожалуйста. Пожалуйста, тихо. Я не причиню тебе вреда. Я невеста принца, я сбежала. Эти вещи были бы моими. Я не буду брать ничего твоего.

Она шептала и шептала, а девушка постепенно успокаивалась. Она смотрела на неё большими изумлёнными глазами, а потом прошептала: - Лети отсюда скорее. Но Бога ради, забери когда-нибудь и меня!

Фадила хотела улететь, но подумала пару мгновений и прошептала: - Завтра хватятся вещей и усилят охрану. Можно улететь только сегодня. Ты готова лететь прямо сейчас?

Девушка явно колебалась. Потом решилась: - Хорошо.

Она забралась на ковёр, и они взлетели.

Ночь была безлунной, никто не заметил их. Всю дорогу девушка испуганно жалась к Фатиме.

Когда они приземлились на острове, Фадила сказала ей: - Вот здесь я пока и живу. Я Фадила. Как тебя зовут?

- Фатима, - ответила девушка. - Как тебе удалось сбежать?

- Я похитила у отца ковёр-самолёт, - ответила Фадила. - Решила, что ни за что не выйду за него замуж.

- Он жестокий и неправедный человек, - сказала ей Фатима, - быть его женой тяжело. Зачем ты прилетела туда?

- Мне нужны были вещи. Здесь нет почти ничего, а я хотела бы забрать сюда маму.

- Принц отдал за тебя ковёр. Других таких нет. Он очень хотел жениться именно на тебе.

- Не знаю, с чего бы. Мы никогда не виделись.

- Принцу предсказали, в тебе спит какая-то великая сила.

- Глупости, ничего такого в себе не чувствую.

- Скажи, ты всё это время ела только фрукты?

- Да. Здесь нет ничего другого.

- Моя мать научила меня готовить. Если найдём гнёзда чаек, будем есть яйца. И рыбу могли бы, если бы знали как ловить её.

- Я читала о том, как ловить, в книгах. Можно сделать из булавки крючок.

Теперь в развалинах было самое необходимое; еда росла на деревьях; можно было думать о том, чтобы перенести сюда маму. Но Фадила не знала, согласится ли её мама лететь с ней.

Она решила, что сначала должна передать ей хотя бы письмо; но отец искал её, отец знал, что у неё есть ковёр-самолёт, и мысль о том, чтобы приблизиться к бывшему дому, вызывала дрожь.

Как-то раз Фатима предложила Фадиле: - Нам нужно оружие. Давай ограбим один из караванов принца.

- Давай, - согласилась Фадила, - но как? - нас только двое.

- У нас есть ковёр-самолёт, - ответила Фатима. - Мы могли бы напасть ночью с воздуха.

- Но мы не можем им ничего сделать. Их много, а нас двое.

- Я слышала о волшебной флейте. Кто играет на флейте, зачаровывает тех, кто слышит её. Говорят, её сделала в незапамятные времена волшебница, у которой было две дочери; старшую похитил принц с юга, младшую – принц с запада. Она колдовала без передышки пять лет, боялась опоздать, боялась не справиться; и вернула себе своих дочерей, а принцев похитила и держала в башне. Но сказка была старинной, и я не знаю, правда это или вымысел.

- Но как нам её достать, если это правда?

- Она хранится на дне моря, в старинном затонувшем древнем храме. Море отдаст её тому, кто никому не причинит с её помощью вреда.

- Но как нам попросить её у моря?

- Этого я не знаю, - сказала Фатима.

Тогда Фадила решила попросить ковёр: - Ковёр-ковёр, отнеси меня туда, где лежит волшебная флейта! - и ковёр полетел и летел три дня, а потом остановился над морем.

Фадила посмотрела на море и стала говорить. Она говорила и говорила морю, как рада хотя бы раз в жизни увидеть его, о своей матери, которая не может его увидеть, о том, как хочет освободить её, о Фатиме, о своей старшей сестре, о том, что не владеет оружием.

Она говорила и говорила морю пол-ночи, пока незаметно не заснула. А когда солнце разбудило её, в её руке лежала старинная флейта.

Когда Фадила вернулась к Фатиме, они решили обокрасть караван принца через три дня.

Они выждали, пока не наступила ночь, а караван не остановился на привал. И тогда Фатима взяла флейту и заиграла, и все, включая верблюдов, застыли. Фатима играла, а Фадила забирала оружие. Потом она забралась на ковёр и они полетели, и Фатима прекратила играть.

Время шло, а Фадила так и не знала, как бы ей передать матери письмо.

Как-то раз она сказала Фатиме: - Странно, что мы здесь, далеко, а раньше всегда были в доме? А отец всегда был свободен, и я его всегда боялась.

- Верно, - ответила Фатима, - если бы он всегда был в доме, наверное, его можно было бы не бояться снаружи.

- Если бы мы заперли его в доме или отнесли сюда, наверное, было бы лучше?

- Да, верно; но ведь тогда в дом могли бы прийти другие люди.

- И всё же, может, стоило бы попробовать?

- Страшно.

И всё же Фадила решила попробовать.

В безлунную ночь они прилетели к дому отца Фадилы и Фатима стала играть на флейте. Охрана застыла. Они пробрались в спальню отца. Когда Фадила увидела отца, её пробрала дрожь. Она всю жизнь перед ним робела. Глаз не смела на него поднять. Но нужно было спешить – Фатима не могла играть долго. Фадила завернула отца в одеяло, перевязала шёлковым платком и положила на ковёр; Фатима продолжала играть.
- Отнеси нас туда, где отец сможет спокойно жить в одиночестве, - попросила ковёр Фадила, - и они полетели. Они летели почти целую ночь, пока не прилетели к другому небольшому островку. Всю ночь Фадила не могла поверить, что отец, выдавший её замуж, отец, которого она так боялась, лежит рядом с ней в одеяле и не может пошевелиться. На островке был заброшенный замок и вдосталь фруктовых деревьев; Фадила оставила отца на заброшенной террасе дворца, высвободив его и положив на одеяло. Потом забралась на ковёр, и они полетели. Когда они отлетели достаточно далеко, Фатима бросила играть. Фадила поняла, что всё ещё дрожит. Потом легла на ковёр и разревелась.

- Что с тобой? - спрашивала Фатима, вцепившись в её руку.

- Не могу. Я так боялась его.. так боялась. Мне казалось, он меня убьёт. Он был замотан в одеяло и не двигался, но я почему-то всё равно чувствую себя так, будто убьёт, - повторяла Фадила, и её трясло.

Когда они вернулись на свой остров, Фатима обняла её, и они заснули, прижавшись друг к другу.

Утром, когда Фадила проснулась, она ощутила необычайный прилив сил. Она вышла на берег и повторяла морю, солнцу, ветру и Фатиме: - Мы смогли. Мы спрятали его на острове. Он больше не сделает нам ничего плохого, ничего! Ничего. Мы можем летать, и плавать, и быть где хотим, а он не может, и мы больше его не встретим! Не встретим! И она смеялась, и молилась, и купалась.

А потом поняла, что нужно забрать мать. Они снова отправились во дворец и зачаровали охрану флейтой. Фадила прошла в комнату мамы. Мама спала; она выглядела измотанной и уставшей. Фадила осторожно стала будить её. Когда мама проснулась, она испугалась. Она схватила Фадилу за руки, и шептала ей, что она себя погубит, что быть тут опасно; и плакала, и целовала её в обе щеки. Фадила еле-еле уговорила её тихонько сесть на ковёр. Они встретились с Фатимой у входа и улетели.

Мама цеплялась за её руку; она смотрела на пустыню, и звёзды, и тёмное небо. Она была испуганной, и счастливой, её глаза казались огромными. И Фадиле она почему-то впервые показалась хрупкой в тот день.

Фадила говорила, и говорила, и говорила. Она говорила: мама, я покажу тебе море. Оно синее, оно живое, оно плещется. Мама, мы будем есть финики, и рыбу, мы не пропадём. Я покажу тебе наш дом, мама, там не так много вещей, но вокруг – море, и нет никого. Мама, это Фатима, мы с ней придумали как тебя туда принести. Она была женой принца, но сбежала. Мы придумаем, как принести к нам Адилю, и будем жить вместе, и будем счастливы; и увидим оазис, и пустыню днём, и да, мама! Папа далеко, он будет жить один, он нас не потревожит.

А мама говорила Фадиле: Боже, что же ты такое задумала; это же безумно опасно; неужели нас правда не найдут; как же ты решилась на это, детка; если бы ты знала, как я волновалась, когда ты сбежала! Твой отец пришёл в такую ярость; я думала, как ты, жива ли; я так много думала всего. И боже мой, какие звёзды! И какой ветер! Правда? Мы правда летим к морю? Оно правда похоже на синюю ровную пустыню?

А Фатима слушала их и ощущала, что началась какая-то совсем новая жизнь, перед ней открылся какой-то совсем новый мир, которого она раньше не знала; небо над головой было бархатным, луна огромной; и было хорошо и спокойно, как на ладони Богини.

На рассвете они прилетели к себе на остров. Мама ходила по берегу, и смотрела на море, и слушала его. Она смотрела на него, и слушала его, всё утро.

Вечером она спросила Фадилу:

- Знаешь ли ты, что это за ковёр и почему твой отец так хотел его получить?

- Нет, я только знала, что это что-то ценное.

- Этот ковёр принадлежал твоей прабабушке. Твоя прабабушка была очень образованной женщиной, и к тому же – колдуньей. Она волновалась, что когда-то, когда её не станет, кто-то из её дочерей или внучек будет в опасности, поэтому соткала этот ковёр.

- Откуда ты это знаешь?

- Моя бабушка сама рассказала мне об этом ковре. Он передавался от матери к дочери. Но сестёр было несколько, и ковёр остался у отца принца. Мать принца с нами в родстве.

- Фатима говорила, принц хотел на мне жениться потому, что мне было что-то важное предназначено.

- Так и есть.

- Но я ничего такого не чувствую.

- Ты всегда хотела и решилась попытаться сбежать. Я в своё время не решилась, хоть и хотела. Только уговорила мужа разрешить своим дочерям учиться. Это очень страшно.

- Мы заберём сюда Адилю, и всех кого найдём, и отправимся путешествовать! Так много нужно сделать. Теперь мы сами решим, что будем делать и как жить.

- А чего ты больше всего хочешь?

- Всех освободить и грабить караваны. Мы будем с Фатимой летать по пустыне и грабить караваны. Хоть нам и надо для этого научиться владеть оружием. Флейта не была создана для войны. Всех, кто запирает других в садах – грабить, всех, кто заперт в замках и садах – освобождать.

- Ну, значит, так и будет.


Хотите принять участие?
Если вы хотите придумать сказку или проиллюстрировать уже написанные, вы можете узнать больше на странице для авторок.
Другие наши сказки